Кеше не повезло с людьми. Двугорбый верблюд продолжает работать в центре Тюмени на морозе. Даже прокуратура не смогла облегчить его судьбу

В конце прошлого года «Новая» рассказала об условиях жизни верблюда Кеши, который живёт на улице, прикованный железной цепью к гаражу. Тюменская прокуратура официально заявила, что проверит условия содержания верблюда. Но результаты проверки до сих пор неизвестны. Журналисты «Новой» ещё раз проведали Кешу и пришли к выводу, что выглядит он хуже.


«Хотели купить Запашные»


Понедельник — единственный день недели, когда Кеша не работает: не катает детей и взрослых в городском саду. В законный верблюжий выходной ему можно привозить овощи и фрукты, сено и овес, еловые ветки.


Хозяйка Наталья не против такой адресной помощи и не скрывает, что содержание Кеши уж очень накладно для семьи, хотя он и является её основным кормильцем.



В полдень от посторонних глаз Кешу скрывают в гараже. Верблюд замечает меня, когда я протягиваю ему яблоко. Съедает несколько килограммов, и вдруг изо рта у него пеной начинает идти слюна — это хороший признак: значит, верблюду вкусно, желудок заработал, «давай еще».


Фото: Юлия Баталова — специально для «Новой»


— Гранатами его кормите? Ничего себе! Вы его не кормите с рук, а то укусит ещё! — замечает хозяйка Наталья.


От неё слегка пахнет спиртным. Я спрашиваю, где поблизости можно купить ещё яблок. Наталья вызывается меня проводить.


Мы идём в «Магнит» поблизости, сотрудники которого по доброте душевной подкармливают Кешу. Взяв пару килограммов яблок и поведав о том, что она ухаживает за лежачей матерью мужа, Наталья спрашивает: «Пива мне купишь?» Выбирает двухлитровую «Балтику 9». «Пью только крепкое», — говорит.


У Натальи, если верить её словам, сложная жизненная ситуация. Приходится ухаживать за больной свекровью, мама её погибла несколько лет назад на её глазах, после чего сама Наталья заболела «раком нервной системы», который не лечится. Суставы заменены на искусственные в центре Елизарова в Кургане. Причина — постоянные травмы как следствие былой профессиональной деятельности. Наталья в прошлом тренер на тюменском ипподроме. После выхода на пенсию занимается хозяйством: в городе у неё живут верблюд и мини-лошадь, а в деревне — лошади и 40 баранов. С мужем и сыном живут в городе. Доход семье приносит Кеша.


Фото: Юлия Баталова — специально для «Новой»


— А сколько он зарабатывает?


— Да до ... ! — Наталья уже выпила. — Прокат на нём стоит 300 рублей. За прокат сразу двоих берём 500. А троих сразу он катает за 600. Свой хлеб отрабатывает на 100 процентов.



Несколько лет назад Кешу хотел приобрести цирк братьев Запашных. «Предлагали любые деньги. Но мы не взяли. Запросили цену в миллион», — говорит Наталья. С Кешей она разговаривает матом.


— А вообще, он у нас очень общительный, ласковый. Ему надо, чтобы с ним рядом кто-то был, чесал, гладил, выгуливал.


Я не пытаюсь убедить её в том, что со здоровьем у Кеши явно есть проблемы: он облез, шерсть осталась только на загривке. На коленях обеих задних ног — кровоточащие, гниющие трофические язвы. У худого и изможденного Кеши падает второй жировой горб.


По словам хозяйки, Кеше 10 лет. Она уверена, что живут верблюды 70–80 лет (на самом деле — 40–50). В переводе на человеческий язык Кеша молод, ему лет тридцать, и он умирает в расцвете сил.



На улице -20°C и снегопад. Кеша провожает меня взглядом и уходит обратно в свой гараж.


Фото: Юлия Баталова — специально для «Новой»


На бульваре


На Цветном бульваре, рядом с тюменским цирком, Кеша возит на себе детей и взрослых. И фотографируется с ними. «Отрабатывает свой хлеб на 100 процентов».


Он не один такой. Здесь, у застывшего зимой фонтана, собираются на заработки верблюд и «примкнувшие к нему» лошади, пони, ослы. Олени со спиленными рогами (чтобы не бодались) работают в упряжках неподалеку — на площади 400-летия Тюмени.


— 400 рублей — для детей прокатиться, 450 — для взрослых! — приветствует меня на рабочем месте хозяин Кеши. И объясняет: верблюд катает большой круг по всему бульвару, добросовестно, без халтуры. Для безопасности клиентов на Кеше оборудовано специальное седло. Для красоты накинуты старые ковры, но облысевшее голое тело ими уже не скроешь.


Кеша стоит, прикрыв глаза. Люди снимают верблюда на мобильники, но желающих прокатиться нет. И, несмотря на воскресный день и удобное вечернее время, их так и не нашлось.


Фото: Юлия Баталова — специально для «Новой»


Хозяин решает увести верблюда домой. От Цветного бульвара до Кешиного гаража полчаса ходьбы. Корабль пустыни хромает на обе задние ноги, переставляет их с большим трудом. Передние ещё куда ни шло, а вот задние… Постоянное лежание на цепи в гараже и невозможность гулять бьют по суставам. Всё-таки даже в зоопарках для таких животных специально сооружают большие вольеры с возможностью прогулок, а в дикой природе они и вовсе часами бродят в поисках пищи.


Кеша ушел, оставив меня в компании лошадей и пони. Осел подойдет позже.


— А вы откуда? Зачем какашки фотографировали? — интересуется девушка в карете. — Ходят тут, фотографируют, потом в интернет выкладывают и обзывают нас живодерами.



Прокатиться на лошади или в карете стоит вдвое дешевле, чем на верблюде. Но желающих опять нет.


Фото: Юлия Баталова — специально для «Новой»


— Вы только вспышку уберите, а то она её боится, — обращается ко мне хозяйка пони в розовой попонке. — Видите, у неё уши прижаты? А должны стоять. Она боится.


Прогулка на пони — 250 рублей для взрослого и 200 — для ребёнка. У фонтана я насчитала 4 лошади и 10 пони. На всех животных качественно сшитые костюмы. Но за полтора часа хозяева им не предложили хотя бы яблоко или морковку. При этом юноши и девушки, сопровождающие зверей, сменяют друг друга и уходят греться и пить кофе.


Когда я уходила, привели осла.


Откуда животные?


Возможно, такой вид заработка оправдан, если продолжают работать «вышедшие в тираж» скакуны с тюменского ипподрома, где по будням работают те самые юноши и девушки. Содержать такую лошадь дорого — нужна отдельная конюшня с подогревом, много овса и сена. Кроме того, любая лошадь нуждается в общении с человеком и в ежедневной нагрузке. Но на бульваре стоят молодые лошадки. Возможно, такой вид заработка оправдан и на пони. Если содержать их совсем не на что, то можно хотя бы покормить на вырученные деньги. Возможно, такой вид заработка в самом центре города в лютый мороз оправдан и на верблюде, хозяин которого откровенно говорит, что содержать его не на что, а проедает он много. Возможно, оправдать можно и цепь, на которой сидит Кеша. Правда, снять отапливаемый гараж в Тюмени можно за 3000 рублей в месяц.


Вернуться в прошлое


Любопытная деталь: в 2013 году хозяин Кеши Мирсаид Идиатуллин прокомментировал «Тюменскому курьеру» условия жизни верблюда: «Красивый стал, статный в своей меховой шубе. А на днях нам пришлось на 20 сантиметров опустить полы в конюшне, потому что растёт Кеша не по дням, а по часам. Меня бы так кормили, я бы, наверное, тоже рос. В рационе у Кеши все то же, что и у лошадей, но в двойном размере. И неизменно лежит в загоне огромный брикет соли. Она нужна ему для горбов — чем больше соли и воды верблюд будет употреблять с пищей, тем крепче они станут».


Ещё два года назад у Кеши стояли оба горба, хотя нынешний хозяин утверждает, что упавший горб — дефектный с рождения. Врёт, конечно. Жалко Кешу…


Источник: “https://www.novayagazeta.ru/articles/2020/01/21/83561-keshe-ne-povezlo-s-lyudmi”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя